Общероссийский Профсоюз образования

Территориальная организация Санкт-Петербурга и Ленинградской области

190098, Санкт-Петербург. пл. Труда, д.4, Дворец труда, кв. 38



Сегодня у профсоюза остаётся очень много возможностей откорректировать общие фразы, которые есть в новом законе «Об образовании в РФ»

«Солидарность» (№ 6 от 13-20 февраля 2013 года) 
«Владимир Кузнецов: Сегодня у профсоюза остаётся очень много возможностей откорректировать общие фразы, которые есть в новом законе «Об образовании в РФ»

 

— Первый вопрос: закон «Об образовании в РФ» принят, подписан и подлежит исполнению. Что теперь делать профсоюзам — «после драки кулаками махать»? Или идти в Конституционный Суд (благо, ЛФП на одной с ним улице размещается) и требовать выполнения 55-й статьи Конституции РФ?


-Мы уже неоднократно эту тему обсуждали и говорим: да, закон принят, а закон для того и принимается, чтобы его выполнять, однако в рамках обсуждения проекта этого закона мы высказывали достаточно большое количество замечаний по его содержанию. Ряд этих замечаний были восприняты, и они сейчас вошли уже в качестве составной части закона, но достаточно много частных и серьёзных вещей, которые требуют дальнейшего нашего обсуждения, понимания этих проблем и, конечно, принятия решений в качестве возможного изменения тех форматов, которые записаны у нас в законе.
Например, на сегодняшний день мы можем с вами говорить о том, что ряд полномочий, которые раньше были на государственном уровне, передаются субъектам федерации. В частности, передаются и вопросы, связанные с компенсацией работникам образования, работающим в сельской местности, за коммунальные услуги. Теперь каждый регион будет принимать свои решения самостоятельно. И если раньше мы основывались на общероссийском постулате этого нашего закона, где проговорено, что в полном объёме всем сотрудникам и выходящим на пенсию учителям, эти компенсационные выплаты должны предоставляться, то в новом законе сейчас это всё выброшено и отдаётся субъекту федерации. В своё время мы через Конституционный суд, через Верховный суд проходили, оспаривали решение законодательного собрания и правительства. И отстояли. И вот одно из направлений работы — это работа с законодательными собраниями ЛО, работа с правительством, с комитетами, которые за этот вопрос отвечают, либо в рамках трёхстороннего соглашения, либо в рамках отдельного закона.
На сегодняшний день очень многие статьи, которые есть в законе, нарушают даже наши конституционные права. В частности, в Конституции говорится, что ни один закон не
может быть принят в случае, если он ухудшает какие-то положения, заключённые раньше. И в данной ситуации мы должны выходить на Верховный и на Конституционный суд, потому что новый закон «Об образовании» нарушает один из пунктов Конституции. Вопрос в том, как готовить обращение: если один человек напишет, что его права нарушены, то это 110%, что ответ будет отрицательным. Если же мы сможем переговорить с людьми, которые работают в сфере образования, и они нас поддержат, и это будет не разовое обращение одного человека, а массовый запрос, то уже и конституционный суд будет относиться к этому по-другому. Мы готовы осуществлять меры, которые законом разрешены: выход на улицу, пикеты, сборы подписей в адрес правительства. Тут нужна не просто спонтанная работа, а работа организованная и не только в рамках профсоюза образования, а в рамках федерации профсоюзов, ведь образование — это область, которая касается всех.
Много вопросов, которые остаются на сегодняшний день по принятому закону. С моей точки зрения, тут два направления: в рамках социального партнёрства проговаривать возможность изменения либо конкретизации тех пунктов, которые требуют дополнительных документов, и судебные разборы тех проблем, которые остались, через конституционный или верховный суд.


— В Законе снято ограничение на плату студентов за общежитие. Можно что-то сделать для них на региональном уровне?


Мы нарушаем пункт Конституции, связанный со студентами, с детьми-инвалидами. Если раньше они принимались (в ВУЗы) по особому принципу приёма, с особыми льготами, то сегодня эти льготы у них отобраны. Если мы раньше говорили, что не имеют права брать со студентов больше чем 5% за общежитие, то теперь эта сумма снята, ограничения никакого нет. И даже если вы возьмёте наш студенческий городок, то там на сегодняшний-то день оплата 3-4 тысячи, а когда будет это ограничение снято, и вузы теперь доплачивать не будут, перед студентами встанет сумма 6-7 тысяч рублей, которая для них неподъёмна.


— Новый Закон отменяет какие-либо обязательства по ограничению на рост цен за присмотр и уход в детских садах. Цены возрастут в разы. Образовательные программы и сейчас родители оплачивают — как за «факультативы». В Питере это в среднем около 1,5 тыс. руб. Что можно сделать на региональном уровне для малообеспеченных и многодетных родителей?


В детских садах, если раньше родительская плата была ограничена 10 и 20%, то сейчас это ограничение снято. Здесь встаёт вопрос, который требует обсуждения, ведь это нарушение закона. Этот вопрос нужно переводить на уровень переговоров в субъекте федерации, привлекать родителей к этим переговорам. Может быть, организовывать более серьёзные профсоюзные меры, чтобы поддержать себя. Примерно как это было два года назад, когда правительство СПб и ЛО по детской оздоровительной летней компании отменило 90% компенсационных и установило 50 на 50 и одна путёвка в руки. Тогда мы выходили на пионерскую площадь, и в момент начала митинга нам пришли из правительства города и области бумаги о том, что учли мнение и сделали снова 90% компенсации. Возможно, и в нынешних случаях придётся приходить к таким мерам.


— Наверное, как и во всём мире, главнейшая задача выборного органа — ГосДумы (как и Конгресса США) — распределение государственных финансов. Поправка про деньги не прошла. Для реформы системы образования необходимо, по мнению Общественной Палаты, 7-8% от ВВП. На следующий год ГосДума планирует — 4,2% от бюджета РФ. Как же правительство Медведева будет «значительно увеличивать заработную плату преподавательского состава (к 2018 году — не ниже средней по региону)», выполняя Указ Президента РФ от 7 мая 2012 г. А как с ВУЗовскими преподавателями?


В новом законе нет параметра, который характеризовал бы удельный вес расходов на систему образования в общем бюджете. Это основной показатель, которых во всех странах ставится. Те экономисты, которые занимается вопросами образования, предлагали, что финансирование должно быть в пределах 8-9% от объёма бюджета страны. На сегодняшний день — где-то в пределах 4%, и каждый год оно уменьшается, даже эти 4% не зафиксированы никаким документом, поэтому в любой момент финансирование может быть сокращено и к каким последствием это может привести — неизвестно.

С моей точки зрения, сегодня правительство пытается решить неправильным способом проблемы, которые стоят перед всеми нами. Мы много раз слышали и от министров, и от премьер-министра, и от президента, в разных трактовках о том, что сейчас слишком много стало умных: нам не нужно столько людей с высшим образованием и потому нужно сокращать приём студентов, надо ликвидировать вузы, создать конкуренции между ними и т. д. Проблема та же самая, что и в Северной Африке, где 20% финансов уходит на образование, и сложилась ситуация, где значительная часть граждан имеет высшее образование. Хорошо это или плохо? Правительство говорит, что плохо, потому что слишком много умных нам не надо. Но чем больше умных людей в стране, тем больше у такой страны возможностей.
Представим такую ситуацию, что у всех есть высшее образование: государство должно предоставить каждому из них рабочее место соответственно его уровню. Сегодня возникает разрыв между тем, что народ хочет и между тем, что может предоставить ему государство. Молодые люди, которые закончили вузы, не имеют места работы, которое соответствует их специальности, возникает угроза такой же ситуации, как и в Тунисе, где люди выходят на улицы и требуют, чтобы им предоставили возможность работать. Чтобы не было этих манифестаций нужно либо резко развивать количество рабочих мест, требующих высокого уровня образования, либо сокращать количество людей, у которых это образование есть. Вот мы с вами сейчас идём по второму пути: вместо того чтобы вводить прогрессивные технологии и создавать новые заводы, мы говорим «давайте мы сократим вузы». Управлять такими коллективами очень просто. Не нужны образованные люди — нужны люди, умеющие работать отверткой на каких-то сборочных производствах.


— В новом Законе около 150 отсылок на другие нормы. Планируется для исполнения Закона принять ряд новых подзаконных актов и постановлений правительства. Есть ли здесь поле для борьбы профсоюзов?


Место есть для борьбы, она и должна быть. В законе говорится, что образование бесплатно, но в рамках общего стандарта. А стандарт принимается не законом, а постановлением правительства. Сегодня по стандарту предполагается определённое количество часов на определённые предметы. И если хотите большего — пожалуйста, платите. Существует 9 предметов, которые входят в обязательную часть. Хотите большего — пожалуйста, платите. Волей-неволей нас заставляют говорить о содержании этого стандарта: о том, как он наполнен, что будет туда входить бесплатно, а что платно. Поле для разговора становится всё больше и больше.
Этот закон в том виде, какой он есть, он действовать не может, надо 100, 150, а некоторые говорят, более 200 подзаконных актов, которые конкретизировали бы общие фразы, прописанные в законе. И вот на стадии конкретизации, на разработке этих подзаконных актов, на уровне субъектов федерации, в рамках трёхсторонних соглашений либо других каких-то наших переговоров. Эти вопросы можно корректировать и можно отстаивать.


— У Вас есть взаимопонимание с Жанной Воробьёвой, председателем Комитета по образованию Правительства Санкт-Петербурга и, соответственно, Сергеем Тарасовым в Ленобласти? Как вы будете сотрудничать в разработке региональных законопроектов в части реализации «Закона об образовании в РФ»?


На сегодняшний день и с городским комитетом образования, и с комитетом по ЛО эти вопросы обсуждаем и частично включаем их при разработке наших двусторонних соглашений. Не всегда полностью совпадают наши видения тех или иных проблем, но в рамках бесед разногласия утрясаются, и, как бы сложно не было, потихонечку шаг за шагом идём вперёд. Это ясно — наше желание видеть зарплату больше, но есть реальные финансовые возможности, и здесь как раз интересы комитета образования и наши интересы: когда они соприкасаются между собой, то они приходят к общему знаменателю. Тот же самый вопрос об оплате труда мы с комитетом образования, вместе проговаривая, полтора года готовили, чтобы все наши интересы и интересы государственные были учтены. В ЛО тоже порядка семи месяцев мы согласовывали основные пункты, пока пришли к каким-то конкретным результатам. Сегодня тоже идёт активное взаимодействие с комитетами образования, чтобы подготовить вот эти подзаконные акты. С нами согласовывают, мы,

видя какие-то проблемы, выходим с предложением внести какие-то изменения, эти изменения вносятся и таким образом всё потихонечку притирается, и документы становятся более или менее нормальными. То есть это одно из направлений нашей работы, действие которого мы видим.
Заработная плата для нас является основным вопросом. Мы первые в России подняли вопрос о том, что заработная плата работников системы образования (и среднего, и высшего) должна быть каким-то образом определена. И впервые эта тема была поднята в Константиновском дворце, когда мы общались там с Путиным. Тогда в нашем разговоре, может быть, не совсем он понял, что мы хотим. Но сегодня в результате длительных переговоров мы пришли к тому, что заработная плата работников дополнительного образования и начального должна быть не ниже средней заработной платы по отрасли образования. А в отрасли образования — не ниже, чем средняя заработная плата по региону. И в высшей школе сегодня должна быть заработная плата не ниже, чем по региону, а через год, или в 2015, в два раза выше, чем средняя по региону. Средняя зарплата по Петербургу сейчас близка к 43000, а в области — порядка 28000.
Мы достаточно долго пробивали возможность для высшей школы кандидатам наук, профессорам получать дополнительные деньги за то, что они имеют учёную степень, учёные звания, сегодня по новому закону эти суммы должны войти в основную заработную плату, а как доплата они фигурировать не будут. С одной стороны мы за: то есть та часть зарплаты, которая выплачивается постоянно, неизменно, увеличивалась и работников профессорско-преподавательского состава. Но встаёт вопрос о том, что сейчас стимулирующие надбавки полностью отдаются на рассмотрении организации. Вот теперь у нас вопрос в рамках коллективных договоров, проговорить ситуацию, с тем, чтобы эти надбавки определялись не лично ректором, а комиссиями, где в составе были бы члены профсоюзов, с тем, чтобы надбавки не носили разовый характер, чтобы они были на полгода, на год. Сегодня у профсоюза остаётся очень много возможностей откорректировать общие фразы, которые есть в законе.


— Закон фактически ставит крест на сельской школе. В Ленинградской области немало «медвежьих углов» с отдалёнными деревнями. Что может сделать Ваш Межрегиональный профсоюз во взаимодействии с депутатами и Правительством?


У нас есть школы, где учителей больше, чем учеников. Но возможности довозить детей до интерната или другой школы сегодня отсутствуют. И мы в рамках соглашения пришли к тому, что ни одно образовательное учреждение малокомплектное не должно закрыться. Более того, когда рассматривался вопрос перехода на нормативно-подушевое финансирование, то если финансировать школу, где три ученика, по единому нормативу, то этих денег не хватит не то что на зарплату учителям, но даже на электричество в этой школе. Поэтому когда этот вопрос рассматривался, то нормативы финансирования таких малокомплектных школ были значительно увеличены, для того, чтобы эти школы как-то поддержать.
А потом пошли по пути реорганизации следующего плана: малокомплектную школу делали филиалом какой-то большой школы. Руководство и бухгалтерия уходили, и за счёт этого поднималась экономическая устойчивость школы. То есть использовались разные варианты. Поэтому мы на сегодняшний день не можем говорить, что в ЛенОбласти сложилась система, при которой есть перспектива угрозы закрытия малокомплектных школ. Со временем они, может, как-то будут трансформироваться: если будут улучшаться дороги, будет транспорт, новая техника. Если это будет организовано нормально, то в том ничего страшного нет, а, может, даже и в этом есть плюс. Ребёнок всё-таки будет учиться в школе, лучше технически оснащённой и с учителями более высокого уровня.
Также с 1 сентября у нас ни лицеев, ни гимназий не будет. У нас есть образовательная организация — и на этом всё. В гимназии есть 15-процентная надбавка учителям. Теперь с одной стороны идёт нарушение финансовых договорённостей. Если в гимназиях сосредотачивались более или менее квалифицированные педагоги с большим уровнем подготовленности, то теперь эта грань стирается и получается, что у нас отсутствует заинтересованности собирать учителей в образовательные организации, где выше уровень качества преподавания, и мы общий уровень образования опускаем вниз

 

— А может, проще сделать: развернуть активную работу по выдвижению своих депутатов, от профсоюзов (закон о выборах даёт возможность прямого выдвижения в местные советы кандидатов от профсоюзных организаций) и депутаты, засучив рукава, напрямую организуют, например, материальную поддержку сельским пенсионерам-учителям по оплате услуг ЖКХ?


Участием в выборных компаниях мы занимаемся уже не первый год. Самое большое участие наше было в прошлых выборах в местный совет в ЛО. Примерно 30% депутатов — это члены профсоюза образования. По результатам мы увидели, что действия подобного рода приносят большой положительный результат. Потому что при разработке смет бюджетов муниципальных образований, возможность объяснений и возможность пониманий депутатами необходимости выделить каких-то средств на образование, не требует дополнительных объяснений. И эти вопросы проходят очень быстро и хорошо. В частности, правительство ЛО принимает решение о повышении заработной платы, выделяет деньги, но это постановление правительства действует только на организации, которые финансируются из бюджета области. И если раньше правительство повышало заработную плату муниципалитеты, на это реагировали так: они пишут «рекомендовать к рассмотрению вопрос», рассматривают и отвечают «денег нет». Сегодня по последнему постановлению правительств о повышении заработной платы только два муниципалитета районных, которые сразу же не приняли аналогичные постановления, потому что там до 30-40% случаев в ряде педагоги мгновенно поддерживают это решение, находят какие-то средства. Детские садики тоже сразу мгновенно повышают заработную плату.
В Ленинградской области у нас получается более или менее нормально. В Петербурге пробуем с председателями районных отделов говорить, пока ничего толкового не получается. И сейчас готовятся выборы в ЛенОбласти опять же, мы подаём списки тех, кто будет входить в список штатных избирательных участковых районных комиссий. То есть мы на этом уровне начинаем работать по выборам, а потом будем подходить к тому, чтобы и в законодательное собрание, и в муниципальные органы прошло как можно больше представителей нашего профсоюза. Это одна из возможностей принять подзаконные акты, которые будут приниматься в рамках закона об образовании с учётом наших требований, с учетом нашего мнения. Возможность, которую надо использовать всем.
— В новом Законе уточнены нормы, касающиеся реорганизации и ликвидации образовательных организаций: соответствующее решение принимается только на основании положительного заключения специальной комиссии. Порядок создания комиссии определяет правительство РФ. Могут ли профсоюзы поставить вопрос перед Правительством об обязательном вхождении в такие комиссии представителей профсоюзов?
На сегодняшний день, прежде чем проводить какие-то реорганизационные мероприятия в школе, мы получаем информацию от них, о том, что будет там объединено-разъединено, анализируем эту ситуацию, и если у нас возникают какие-то вопросы или проблемы по реорганизации, то активно в неё включаемся. Мы будем пытаться войти в эти комиссии реорганизационные, но на сегодняшний день мы в них не попадаем и не входим.


— Волнует ли наш профсоюз статья 91 Закона «Особенности изучения основ духовно-нравственной культуры народов РФ», прямо нарушающую 13 и 14 статьи Конституции РФ? Смирятся ли педагоги «культурной столицы России» с тем, что за их нравственностью и «духовностью» будут присматривать «батюшки», да ещё на платной постоянной основе?


Здесь я могу высказать только своё мнение. С моей точки зрения, снятие одного часа литературы и замена его одним часом религиозного воспитания — это не только нарушение наших конституционных каких-то прав, но это и полное безобразие. У нас социальное государство, где религии отделена от государства, но тем не менее, на сегодняшний день на образовательные учреждения эта идеология потихонечку наступает. И проведение этих уроков не даёт ничего положительного. Если в семье ребёнка очень сильны религиозные настроения, то для этого есть воскресные церковные школы. А в образовательных учреждениях это создаёт лишнюю напряжённость не только среди взрослых, но и среди учеников.


Беседовала: корреспондент газеты «Солидарность» в Санкт-Петербурге


Инара Зябирова.